Центр новый, проблемы старые


Центр новый, проблемы старыеНам врач не нужен

Медико–социальное учреждение «Шапагат» рассчитано на 45 детей с 3 до 18 лет. Уютные игровые комнаты с множеством детских игрушек и добротной детской мебелью. Оборудованные дорогостоящими тренажерами залы для лечебной физкультуры. Массажные кабинеты. Детские спальни, в которых на кроватках расставлены запрещенные в детских садах мягкие игрушки. Все располагает к хорошему времяпрепровождению маленьких воспитанников центра. Однако, попасть сюда не так уж и легко

– В прошлом году нам объявили в ПМПК, что в городе открывается реабилитационный центр и мой ребенок подходит туда по диагнозу, – рассказывает Анаргуль Курманалиева. – Нам предложили пройти комиссию, однако в указанный срок центр не открылся и наши хождения по врачам пропали даром. Через некоторое время нам вновь предложили собрать документы в центр, и мы снова принялись бегать по врачам. Хождение по поликлиникам – нелегкое дело даже для здоровых детей, что уж говорить о наших детях. Однако и на этот раз из нашей затеи ничего не вышло. Оказалось, что для того, чтобы посещать центр, нам нужна справка от психиатра. Но психиатр нам такой справки не дает, ссылаясь на то, что у них нет на то никаких полномочий, и отправила нас в облсобес. В облсобесе говорят, что такая справка нужна. В общем, я уже и не знаю, что мне делать. Опять выходит срок действия результатов анализов и мне снова придется бегать с больным ребенком по врачам.

С подобными проблемами столкнулись родители, чьи дети были направлены медико–педагогической комиссией в центр «Шапагат». Но психиатры не торопятся взять на себя ответственность за выдачу таких справок.

– К нам уже обратились мамы 8 детей, – говорит детский врач, психиатр центра психического здоровья Людмила Ширяева. – Дело в том, что по положению этого центра есть противопоказания по диагнозам. То есть дети, чье поведение в силу заболевания несет явно агрессивный характер, не могут его посещать. Облсобес требует от нас выдать этим детям справку, на основании которой они будут разрабатывать индивидуальную программу реабилитации. НО у нас нет таких полномочий. Нет такого законодательного акта, на основании которого мы обязаны выдавать такие справки. Однако, мы сейчас ищем пути решения этого вопроса, в частности, то, кто должен взять на себя ответственность за выдачу таких справок.

Центр имеет статус медицинского учреждения, но там сегодня работает только один педиатр. Учитывая, что посещают «Шапагат» дети с серьезными психическими расстройствами, это, по меньшей мере, странно.

– О том, что центр начал свою работу и уже принимает детей, мы даже не знали, – продолжает психиатр. – Детских психиатров не приглашали, ни на какие консультации, ни на открытие центра. А ведь там находятся дети, которые состоят на нашем учете и принимают довольно серьезные психотропные препараты. С такими детьми должны работать подготовленные специалисты, они нуждаются в особенном внимании и уходе.

– Мы объявляли конкурс на замещение должности невропатолога и психиатра, но желающих не нашлось, видимо, сказывается нехватка этих специалистов во всем городе, – говорит директор центра «Шапагат» Марина Рзалиева. – В настоящий момент мы продолжаем подбор кадров на замещение вакансий врачей, воспитателей и дефектологов.

Диагноз на всю жизнь

В том, что каждому ребенку, находящемуся сегодня в центре, необходима серьезная квалифицированная помощь, нет никаких сомнений. И мамы, которые воспитывают детей с тяжелыми патологиями, заслуживают особого внимания. Но бывает, когда по глупой случайности или невежеству, а, может, и выгоде ребенку ставят клеймо на всю жизнь.

Девочке Тане 17 лет, она закончила 9 классов 15 школы, наизусть цитирует Пушкина и сама пишет стихи. У нее хорошо развита речь и она абсолютно адекватна. Кому выгодно, чтобы девочка вместо того, чтобы учиться дальше, находится в центре с детьми с тяжелыми психоневрологическими патологиями, остается загадкой и для специалистов.

– Татьяна закончила вспомогательную школу, а значит получила образование, следовательно ребенок социально адаптирован и обучаем, – говорит методист центра «Шапагат» Меруерт Санкаева. – Нахождение здесь для нее огромный шаг назад. Вы посмотрите, какие здесь тяжелые дети. Среди них много тех, которые не могут ходить и сидеть, не умеют в свои 13 лет держать ложку или чашку. Что делает эта девочка здесь и кому выгодно, чтобы она на всю жизнь получила диагноз, который лишит ее права на возможность получить нормальную профессию и быть самостоятельной.

Чтобы помочь своему ребенку, страдающему сложными психоневрологическими патологиями, нужно приложить немало сил, и, конечно же, нужны средства. И когда, добившись хотя бы небольших на первый взгляд достижений, тебе предлагают вернуть ребенка к прежнему уровню за возможность посещать реабилитационный центр, соглашаются на это не все.

–Я была очень рада, что, наконец–то, открылся этот центр, – говорит мама ребенка Надежда Джульдиева. – Но то, что из этого получилось, меня не совсем устраивает. Я надеялась, что буду приходить сюда с ребенком на некоторое время, он будет получать необходимые процедуры, заниматься с дефектологом. Заодно и я смогу поучиться. А на деле все оказалось не так. Во–первых, в группе очень мало места, а детей много и они в основном лежачие, а мой ребенок ходит. Во–вторых, персонал не знает многих тонкостей по уходу за нашими детьми. Это касается питания. У многих детей нет глотательного рефлекса, поэтому им необходима тертая пища, а не колбаса и котлеты. Чтобы заниматься у дефектолога, нужен специальный стульчик, в котором ребенок был бы закреплен, а детей держат на руках. Нюансов очень много, но самое главное, что я не решусь оставить здесь ребенка. Я хочу, чтобы он развивался, чтобы смог получить все, что только можно в него вложить. Но на сегодняшний день посещение этого центра для моего ребенка – это шаг назад. По крайней мере, мы документы забрали.

Приходите, получите!

В свое время инициаторами создания в городе реабилитационного центра для детей–инвалидов выступили матери общественного объединения «Байтерек».

– Мы хотели, чтобы у нас был центр, который могли бы посещать дети–инвалиды с разными диагнозами, – говорит мама Нина Сударушкина. – Чтобы любой ребенок мог прийти и получить все необходимые процедуры, однако, в итоге получилось совсем не то. В городе построили второй Кушум, а наших детей опять оставили за бортом.

И все же, по мнению чиновников от собеса, создание в городе центра для детей именно с психоневрологическим диагнозом было вызвано острой необходимостью.

– Сегодня на учете в ПМПК состоит 900 детей с психоневрологическими диагнозами, это в разы больше, чем детей с другими заболеваниями, – говорит начальник отдела по работе с социальными учреждениями Людмила Сумкина. – Тем более, что реабилитировать таких детей самостоятельно родителям практически невозможно. Именно поэтому был создан такой центр. Однако, областное управление занятости и соц.программ вышло с предложением о выделении денежных средств из областного бюджета в сумме 40 млн. тенге на проекты для реабилитации детей, которые не смогут получить его в МСУ «Шапагат». Вопрос будет решаться на ближайшей сессии областного маслихата. К тому же дети с другими диагнозами могут приходить в центр и получать необходимые им процедуры.

Сейчас для детей центра выделен автобус, который привозит и отвозит родителей и ребят из отдаленных районов города. В скором будущем работники центра надеются получить от властей автобус для перевозки детей, передвигающихся на коляске.

Одной цифрой

911 тысяч тенге в год выделяется из областного бюджета на содержание одного ребенка в центре «Шапагат».

Людмила Русланова


Источник: diapazon.kz
Поделиться новостью

Новости по теме:

Дом поневоле

Детей ЦВИАРНа перевели в другое здание. Прежнее помещение по ул. Кутякова пришло в негодность. Здание признали...

Комментарий: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.