У детей инвалидов забрали дом


У детей инвалидов забрали домТри года 25 матерей общественного объединения «Байтерек» добивались создания в Уральске реабилитационного центра для детей–инвалидов с детства. За это время двое из этих детей умерли, так и не дождавшись благости от властей. Однако, когда такой центр, наконец–то, открылся, никто из детей туда не попал.

Дневные центры социально–трудовой реабилитации работают во всех цивилизованных странах мира. Уральские родители детей–инвалидов тоже добивались открытия такого центра, чтобы самим устроиться на работу и восстановить более–менее нормальную жизнь.

– В первый раз матери детей с ограниченными возможностями с вопросом о создании центра обратились в акиматы города и области в декабре 2008 года, – рассказывает мама ребенка–инвалида Багдат Арыстангалиева. – 19 декабря мы получили ответ от замакима области Ногаева, в котором он пообещал помочь нам. А 14 января 2009 года аким города Самигола Уразов сообщил нам, что здание для центра найдено по адресу: Алматинская, 109/3 и в нем уже идет ремонт. Представляете, какую радость мы испытывали в этот момент! Столько ждать, добиваться, и, наконец, получить! Через несколько дней на очередной встрече с акимом нам рассказали, что центр будут посещать 45–50 детей, с 3–х разовым питанием, необходимой врачебной помощью, массажем, логопедом, дефектологом. Обязательно будут образовательные услуги и замакима Ундаганов пообещал, что у детей даже будет свой досуг.

По мнению женщин общества «Байтерек», городская администрация не спешит выполнять свои обещания, а, точнее, забыла о них.

– Дата открытия центра была назначена на май 2009 года, – рассказывает Елена Молодцова. – Мы ждали этого дня как чуда, поскольку аким пообещал, что наши дети, все 25 человек, попадут в этот центр, к тому же приоритет при трудоустройстве будет отдан матерям детей–инвалидов, однако ни одного обещания выполнено не было. Во–первых, центр получил статус СМО, что означает учреждение закрытого типа с психоневрологическим уклоном. Это практически второй Кушумский интернат. Ни один ребенок не сможет посещать этот центр без освидетельствования ПМПК и психиатра. Никто из наших 25 детей по диагнозу туда не попал. Во–вторых, работу нам не предложили, даже на собеседование не пригласили. Да еще предложили председателю нашего общества Меруерт Санкаевой выиграть грант и самой реабилитировать детей. Но мы и так за свой счет ездим лечиться в Россию, покупаем лекарства. Мы просто хотим, чтобы нам вернули выстраданный нами центр.

Все дети равны

Нужно ли говорить о проблемах матери, воспитывающей ребенка–инвалида? Главное предназначение женщины – быть матерью – у них сопряжено с постоянной болью и ежедневным ощущением бессилия помочь больному ребенку. Но матери самоотверженно несут этот груз на своих плечах часто в одиночестве и нищенском положении, без возможности заработать, поскольку ребенок нуждается в постоянном уходе.

– Наши дети страдают от вынужденного заточения без права на общение и доступ к жизни общества, – говорит другая мама Нина Сударушкина. – Наша общественная организация на протяжении трех лет доказывает городским чиновникам необходимость создания дневного центра для инвалидов с детства. Такой центр позволил бы ребенку–инвалиду жить в семье, имея при этом возможность получать квалифицированную помощь врачей, учиться и развиваться. Дал бы ему роскошь человеческого общения, обеспечил необходимый присмотр и безопасность. А мамы получили бы возможность работать. Разве мы просим больше того, на что имеем право?

До недавнего времени общественное объединение матерей детей–инвалидов «Байтерек» располагалось в одном из кабинетов школы №3, но после того, как чиновники решили увеличить количество детских садов за счет других учебных заведений, матерей попросили очистить помещение. Сейчас обществу предложили комнатку, плохо отапливаемую, в 30 квадратных метров в здании музыкальной школы.

– Наши чиновники любят говорить о соблюдении санитарных норм, – говорит председатель правления общественного объединения матерей детей–инвалидов «Байтерек» Меруерт Санкаева. – Однако, о каком соблюдении норм можно говорить, когда для 150 детей–инвалидов и их матерей выделили комнату в 30 кв. метров. Мы же там не на летучку собираемся. Это было место, куда женщины приходили поговорить о своих проблемах, приводили, а порой и приносили своих детей. Для многих мамочек это была единственная возможность поделиться наболевшим с теми, кто как никто другой их поймет. На таких встречах мы отмечали дни рождения наших детей, делились рецептами и новостями. Мы просто общались, стараясь хоть как–то поддержать друг друга. Это была наша отдушина, наш маленький островок надежды. Кому он помешал, не знаю.

Сегодня значительная часть детей инвалидов служит объектом благотворительности на разовых акциях, праздниках, встречах, соревнованиях. Но и эти праздники только для тех, чьи родители еще имеют силы и средства для того, чтобы привозить их туда.

– Никакие подарки не заменят внимание и человеческое общение, в котором так нуждаются наши дети, – говорит Багдат Арыстангалиева. – Есть в городе дома для сирот, детский приют, центры для лечения алкоголиков, профилактики СПИДа и наркомании, теперь открыли еще один центр для детей с психоневрологическим уклоном. И это хорошо. Но почему поддержаны одни, но полностью игнорируются другие? Почему существует деление на ущербных и нормальных? Разве это не социальная дискриминация инвалидов? Мы же не просим открыть ночной клуб, мы просим дать нашим детям возможность получить своевременную медицинскую помощь и образование.

Женщины «Байтерека» уверены, что, лишив их детей возможности посещать реабилитационный центр, власти нарушили основные права ребенка на развитие, адекватное образование и социальную адаптацию.

– Когда же чиновники, поставленные «защищать» обездоленных, поймут такую простую вещь, что мы просто хотим, чтобы наши дети стали полезными и в будущем смогли себя прокормить? – спрашивает Ольга Полякова. – Или у них нет своих детей? Или они считают нас за неполноценных либо морально ущербных женщин? Возможно, они считают, что ребенка можно любить, только если он растет умненьким и хорошо себя ведет? А больной ребенок – это только обуза, от которой мать всю жизнь мечтает избавиться? Хотелось бы получить, наконец, ответ на этот вопрос.

Источник: diapazon.kz

Недетские цифры
9102 ребенка с ограниченными возможностями взяты на учет в 2009 году управлением образования ЗКО, из них 5860 детей живут в сельской местности.
4445 детей охвачены обучением, что составляет 48,8%
3080 детей с ограниченными возможностями в развитии интегрированы в общеобразовательные школы.
448 учащихся получают индивидуальное обучение на дому.
при 5 массовых дошкольных организациях действует 11 групп для детей с ограниченными возможностями, в которых обучаются 135 детей.
на 2009 год в области действуют 11 кабинетов психолого–педагогической коррекции.

Источник: управление образования ЗКО

Людмила Русланова
Поделиться новостью

Новости по теме:

Центр новый, проблемы старые

Нам врач не нужен Медико–социальное учреждение «Шапагат» рассчитано на 45 детей с 3 до 18 лет. Уютные игровые комнаты...

Комментарий: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.