Казахстан "не страдает" от переизбытка культуры


Казахстан "не страдает" от переизбытка культуры
"Мы же с тобой интеллигентные люди, говнюк" - Из переписки интернет-комментаторов.

Казахстан "не страдает" от переизбытка культуры – это очевидная реальность. Проблема в том, что хамские образцы устанавливают как раз те, кто по идее должен транслировать в массы этикет и вежливость. Апофеоз ситуации наступает в виде уголовного преследования директора института культурной политики за растраты. Даже культуры воровства уже нет!

На последнем заседании Клуба Института политических решений с рядовой темой "Современная казахстанская оппозиция: реальная альтернатива или виртуальные проекты?" Мухтар Тайжан, президент Фонда им. Болатхана Тайжана вдруг призвал к повышению дискуссии культуры. Ему не нравится, когда в адрес национал-патриотов публичные люди используют определения "бандерлоги", "австралопитеки", "дураки".
Реакция господина Тайжана удивляет тем, что как раз национал-патриоты начали оскорбления первыми и достаточно давно. Например, Смагул Елубай, заместитель Мухтара Шаханова по движению "Мемлекеттик тiл", казахов, которые отдают своих детей в русские школы, публично называет "четвертое поколение мутантов". Когда к тебе обращаются в таком ключе, то крайне трудно быть изысканно вежливым.
Знакомые решают, какой подарок купить акиму. Кто-то предлагает: "Может книгу?" В ответ аргументированное: "Книга у него уже есть". За фразами политического руководства Казахстана о том, что сначала экономика – потом политика, как-то упускается из вида, что невежественные безнравственные люди не могут построить хорошую экономику. В первую очередь это касается элиты, потому что общий курс и образцы для подражания в силу социальных обстоятельств задает она. Плохие образцы.
Ничуть не оправдывая Геббельса, который говорил, что при слове "культура" хватается за пистолет, все-таки отметим, что у данного термина многие сотни определений. Предлагаем руководствоваться следующим: культура – это механизм адаптации к внешней (природной, социальной) среде. Данный механизм, используемый на местном поле, мягко говоря, странный.

Когда на рубеже 2000-х годов в Казахстан хлынули нефтедоллары, то финансовый поток не совпал с культурным. Точнее, на адрес местной элиты ничего не прибыло, кроме денег. Но людям при власти и финансах уже этого хватило, чтобы почувствовать себя законодателями в том, в чем они не являются. Культуры не хватает. Других объяснений фактам, когда во время свадьбы с вертолета разбрасываются купюры в 5 000 тенге найти нельзя.
Особенности адаптации к внешней среде элиты в силу социальной пропасти между богатыми и бедными резко не совпадают с тем, как адаптируются в средних и нижних слоях общества. Наиболее дикие контрасты дают крупные города страны, где кричащая роскошь одних и социальная необустроенность других сходятся на ограниченном пространстве и не могут контактировать безболезненно.

Культуре нужны сроки, чтобы единичные положительные образцы превратились в тираж. Однако не видно, чтобы культурный слой менялся в лучшую сторону. В СМИ периодически попадает информация, где бизнесмены и дипломаты с Запада, Севера, Юга и Востока удивляются невежеству казахстанских чиновников, которое никак не вяжется с занимаемой ими позицией и сферой профессиональной деятельности. В районном акимате на дежурном мероприятии по упрочению межконфессионального согласия госуправленец рекомендовал католическому священнослужителю почитать "Код да Винчи", мол, много интересного. Собеседник не знал, куда деться, но все-таки удержался, не сказал чиновнику о том, что данное произведение осуждено римской католической церковью.

Когда человек грубо и нагло ведет себя в общественном месте – это верный признак и посыл окружающим, что он имеет право на подобные выходки. Порой видно, что девушка во всем гламурном и в автомобиле, который не зазорно "тормознуть" Биллу Гейтсу, сыпет отборной бранью не в силу пойманного куража и природной испорченности, а просто потому, что "статус" обязывает. В магазине, ресторане и боулинге такие люди с хода устраивают ля-скандаль с персоналом, чтобы те сразу прониклись пониманием кто "оказал честь" своим посещением.
Хамство не берется ниоткуда. Часто его получаешь в госструктурах вместо решения проблемы, ради которой то или другое ведомство, собственно говоря, и создавалось. При этом нет реального механизма призвать к ответу злобного чиновника, несмотря на изобилие всевозможных кодексов его этики и циркуляров, регламентирующих обязанности, памяток о нравственности и другой чепухи.

Дороги надежно превратились в инкубаторы бескультурья. Погибнуть на "зебре" или зеленом свете светофора – уже бытовуха. Теперь люди осваиваются с той реальностью, что остановка, тротуар и край парковой зоны отнюдь не безопасные места. Особенно внимательными надо быть к дорогим автомобилям с "блатными" номерами и габаритами бронетранспортера. Демонстративное пренебрежение к правилам уличного движения плюс мощь двигателя создают кумулятивный эффект угрозы всему живому вокруг.

Отдельная история, когда очень богатые казахстанцы приглашают на частные вечеринки звезд эстрады и шоу-бизнеса. Разумеется, не всегда, но гораздо чаще нормы вместе с деньгами артисты получают такую дозу социального опыта, что в следующий раз вынуждены долго взвешивать стоит ли принимать повторное приглашение.

Народное наблюдение, гласящее "дерьмо падает сверху вниз", лишний раз напоминает о том, кто несет главную ответственность за то, что имеем. С голодного человека, еле сводящего концы с концами, странно требовать образцов культуры, где бы то ни было. Но как назло платные радетели за чужую добродетель призывают к высокой духовности именно людей с низа, оставляя без внимания ставшие достоянием общественности факты безобразий сограждан из социального верха.

Складывается впечатление, что кто-то искусственно задает хамскую надсадность и целенаправленно повышает уровень агрессии в обществе. В условиях, когда от "самой читающей страны мира" не осталось даже эха, а культурные образцы де-факто антикультурные, такой вектор работает эффективнее, чем противостоящие ему.
Как-то в ходе перебранки в общественном транспорте, когда одна сторона отсылала другую на историческую родину, а та к кочевому способу производства, третий вставил: "Главное, что у нас есть – это политическая стабильность и межнациональное согласие". Весь автобус погрузился в тишину, переваривая необычную информацию. Получается, что официальная пропаганда живет только на билбордах и в лозунгах, никак не "пропитывая" массы, которые даже не обращают на нее внимания и не вникают в смысл.

Зато в фаворе и пользуются спросом аморальные культурные образцы. Вот этот украл столько, что его уже не смогли посадить, тот за взятку убийство человека пустил по статье "хулиганство", третий захватил чужой бизнес и стал еще богаче. И все это делается демонстративно, нагло, с подчеркиванием превосходства. Доминирующая реакция при этом не столько "а по какому праву?", сколько "чтоб я так жил!".
Давно есть образцы, когда бизнесмены держат слово и выполняют взятые обязательства с издержками для себя, хотя по закону им ничего предъявить нельзя. Дорожат репутацией. Топ-менеджеров смещают за сексуальные домогательства (и это у нас!), а люди при деньгах и власти ведут себя прилично в общественных местах и дома. Вот только в тираж все это выйти не может, потому что за хамством большие ресурсы.
Если станут доминировать приличия, то будет сложнее нарушать правила игры. Для тех, кто обогащается за счет отсутствия каких-либо правил, это равносильно выпадению в осадок. Вот они и формируют окружающую культуру под себя как питательную среду и залог самосохранения. И публично рассказывают, как античной грации в кубок кинули жевательную резинку, клинком из музея открывали консервную банку. А еще про то, что за границей полно хамства. Пришел с собакой на выставку, а меня не пустили. Говорят, что это выставка испанской живописи 18 века. Докопались, в общем.

Источник - dialog.kz
Поделиться новостью

Новости по теме:
Комментарий: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.