В тюрьму – и сразу обратно


В тюрьму – и сразу обратноПрокуратура Атырауской области проводила плановую проверку колонии общего режима УГ 157/9 и следственного изолятора и предложила местной прессе поучаствовать.

Признаюсь, не без колебаний приняла участие в этом мероприятии, потому что понять эту систему изнутри может только тот, кто сидел, а меня бог миловал; к тому же в подобного рода акциях неизбежны элементы показа; ну да пусть заранее простят меня те, кто знает, что такое тюрьма, лучше меня…
Пункт первый – исправительная колония. Чтобы попасть внутрь, мы одолели ряд тяжеленных металлических дверей со множеством затворов, а также прошли процедуру идентификации личности. “Приеду я поздно ночью, скажем, меня точно так же будут проверять. Это режимный объект”, – объяснил начальник управления комитета уголовно-исправительной системы по Атырауской области Марат ДАУЛЕТОВ.
Пройдя через множество решетчатых дверей, мы оказались на зоне… Ветхие зданьица, пронизывающий ветер, да еще к нашему визиту всех заключенных почему-то заставили выйти и построиться на улице. А их в колонии общего режима УГ 157/9 тысяча триста человек (рассчитана на 1600). Первым делом показали столовую. Тут заключенные и питаются, и собираются на «культмассовые мероприятия». Далее нас провели на кухню. Кухработники из числа тех же заключенных как раз готовили ужин. Овощной салат, наваристый суп, на второе – макароны с тушенкой.

“Питание тут хорошее. На 2010 год только на питание нам из республиканского бюджета выделяют 80 миллионов тенге. Это 28 тысяч в месяц на каждого заключенного”, – пояснил Даулетов.
Далее – медсанчасть. Нам показали и рентген-кабинет, и новый стоматологический аппарат... Но, как выяснилось, врачей на всю зону не хватает.
– Во-первых, зарплата невысокая; во-вторых, работать в таком месте – сильнейший стресс, – говорит один из тюремных медиков. – Вот и приходится нам, врачам, замещать друг друга. Если кому-то из заключенных нужна помощь узкого специалиста, под конвоем отправляем в город. То же самое и с лечением в случае серьёзной болезни, если кому требуется.
Ещё на территории колонии нам показали мусульманскую мечеть и православную церковь. Простенько, но с большой душой, я бы сказала. Заключенные возвели их собственными силами. В церкви особо поразили иконы (хотя заключенные называют их картинами). Писали сами, с благословения батюшки. От них веет теплом и светом. Имам и батюшка сюда приезжают каждую неделю.
В казармы, где, собственно говоря, и живут заключенные, нас не повели. «Знающие» объяснили: «Там вообще страшно».
Следующий режимный объект – следственный изолятор. Обслуживает Атыраускую и Мангистаускую области. В изоляторе, рассчитанном на 510 человек, на момент нашего визита был 221 человек. Здесь пребывают те, кто находится под следствием, кто ждет окончания судебного процесса и, соответственно, решения своей дальнейшей судьбы, а также и те, кто уже осужден и ждет этапа. Поэтому здесь отдельные камеры для осужденных и для подследственных, т. е. тех, чья вина ещё не доказана в суде. В блоке ранее несудимых есть камеры для женщин, несовершеннолетних и бывших сотрудников правоохранительных органов. Мы побывали в камере подследственных, в женской камере и камере для несовершеннолетних. У женщин и несовершеннолетних стоят телевизоры.
– Это моя личная инициатива. Все-таки это женщины и дети, – объяснил начальник СИЗО Левон БАГРАМЯН.
При пищеблоке СИЗО работает своя хлебопекарня. К нашему приезду как раз испекли хлеб – надо полагать, такой же, как и во все другие дни. Вкус этого тёплого ломтя с хрустящей корочкой останется в памяти надолго – в таком месте на обычные вещи смотришь совсем по-другому…
Сопровождающие отметили, что в СИЗО норма продуктов питания больше, чем в колонии. Нам показали молоко, натуральные соки и еще много чего вкусного и полезного. В 2010 году на питание двух сотен постояльцев этого заведения выделяется 46 млн тенге.
На этом наша «экскурсия» закончилась.
– “Заходите ещё” говорить не буду, – пошутил на прощание Баграмян.
В память врезалась серая картинка. Надолго запомнится этот запах сырости с примесями чего-то незнакомого (наверное, именно так и пахнет тюрьма), растерянные глаза заключенных...
Уже в машине, когда мы возвращались в привычную жизнь, один из сотрудников прокуратуры зачем-то сказал:
– А хорошее у них питание, правда? Не всяк на свободе так питается!
Увольте, лучше сухари, но на воле.
Тамара СУХОМЛИНОВА
Фото В. Истомина


Источник: azh.kz
Поделиться новостью

Новости по теме:
Комментарий: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.